Акмулла выдающийся мыслитель и педагог XIX века

Развитие культуры и общественной мысли в Башкортостане в XIX веке, особенно во второй половине, шло в жестокой идейной борьбе просхоластики, религиозного фанатизма и феодальной мистики. На самых передовых позициях этой борьбы неизменно выступали просветители - неутомимые глашатаи идей обновления во всех сферах общественно-политической, социально-исторической и культурной жизни народа. В фарватере этого движения, практически на всем его протяжении, находится фигура Мифтахетдина Акмуллы, выдающегося поэта-просветителя, сесена-скитальца, передового мыслителя и педагога, чей поэтический талант до сих пор продолжает будоражить умы и сердца любителей прекрасного, чьи жизнь и творчество всегда будут оставаться ярким примером беззаветного служения народу.

 

Первый же жизненный опыт, полученный маленьким Мифтахетдином в большой семье отца, под «кулачным воспитанием» мачехи, зародил в его характере черты бунтарства, стремление отстоять свое человеческое достоинство. «Палочное воспитание» продолжается и в медресе, схоластические порядки которого пробудили в нем ненависть ко всему косному.

 

Религиозные воззрения Акмуллы сами по себе явление очень сложное, неоднозначное. Башкирской просветительской мысли, как и просветительской мысли многих других восточных народов, присуще рассмотрение культурного всеобщего обновления, прогресса в неразрывной связи с учением ислама. И Акмулла в религии видит силу, способствующую культурному развитию общества: его философские воззрения тесно переплетены с каноническими утверждениями Корана.

 

Само понятие «мулла» он отождествляет с понятием «ученый», поэтому всякий, считающий себя муллой, по его мнению, должен быть не столько сведущим в религиозных делах, сколько образованным в светских науках. Акмулла мечтал об очищении ислама от фанатизма. Направляя весь огонь своего сарказма против невежественных мулл и ишанов, он беспощадно изобличал реакционную суть фанатического духовенства.

 

Сам он еще в годы учебы в различных медресе самостоятельно изучал литературу, устно-поэтическое творчество народа, восточную классическую поэзию, восточные языки; любил подчеркивать свое прилежание к персидскому языку и поэзии на «фарси».

 

Акмулла всю жизнь учил детей, тем и зарабатывал на жизнь. В своей педагогической практике он старался избегать метода механической зубрежки, придавал большое значение осмысленному, сознательному усвоению детьми материала, что, в свою очередь, было осуществимо лишь на их родном языке.

 

«В процессе национально-освободительного движения башкиры, татары и казахи выдвинули требование перестроить старометодные ... школы в соответствии с требованиями времени, - писал А.Еникеев, изучавший состояние народного просвещения в Башкортостане в конце XIX века. Акмулла был первым на Урале человеком, практически осуществившим в начальной школе эти стремления...

 

Акмулла писал свои стихи на так называемом «тюрки». Но в школе детей старался обучать на том языке, на котором они разговаривали. Например, в казахской школе преподавал по-казахски, в башкирской - по-башкирски»

(Еникеев А. Школы и педагогическая мысль в Башкирии в 1870- 1897 гг. // Башҡортостан уҡытыусыһы. - 1964. — №12. - С.54 (на башк. яз.)).

 

Во взглядах Акмуллы одну из ключевых позиций занимают проблема нравственности, вопросы эстетического и этического воспитания человека, с которыми он непосредственно связывает будущее народа. В решении этой проблемы он главную роль отводит просвещению, ибо, по его мнению, корнем всего зла, источником всего морально-безобразного в обществе является невежество. Поэтому весьма естественен его страстный призыв к просвещению, к овладению науками, и прежде всего, - светскими.

 

Акмулле пришлось общаться со многими людьми, с представителями различных слоев населения. Среди мулл и ученых он старался сблизиться с теми, кто отличался более прогрессивными взглядами. Все же большую часть своего времени он проводил среди бедноты, среди неимущих и обездоленных. Поэтому он прекрасно понимал их душевный настрой, старался, по возможности, им помочь.

 

Четырехлетнее тюремное заключение по сфабрикованному власть имущими обвинению еще более усилило социальное звучание поэзии Акмуллы.

 

Тюремная жизнь на многое открыла ему глаза, заставила пересмотреть, переосмыслить жизненные принципы. Соглашательская концепция «протягивай ножки по одежке», религиозные мотивы и голые дидактические назидания сходят на «нет», рождаются строфы, пронизанные оптимизмом и верой в будущее:

 

Сей мир бренный - кривой путь, извилистый,

Пусть он крив, пусть и труден, но ты иди.

Не вздыхай, что нет мочи, не останавливайся,

Не теряй надежды на будущее.

 

Трезвый, реалистический взгляд на жизнь, стремление к философскому осмыслению общественных явлений становятся все более определяющими мотивами:

 

Не хвались богатством отца,

И лунной красотой своего лица:

Богатство отца - лишь изморозь утренняя,

И луноликость твоя - лишь краска фальшивая.

 

Вопреки всем невзгодам и преследованиям, поэт продолжал бороться; в этой борьбе крепла его духовная сила, развивался его неиссякаемый поэтический талант.

 

Произведения этих лет составили одну из самых ярких страниц его творчества. Изображая ужасающие картины тюремного быта, он глубоко реалистически раскрывает отвратительные стороны загнивающего общества, и на этом фоне показывает борьбу, идущую в обществе между добром и злом, жестокостью и гуманностью.

 

Сатира Акмуллы была качественно новым явлением в башкирской литературе. Да, пожалуй, и не только в башкирской. Ни у кого из поэтов ни до, ни после него, вплоть до Г.Тукая в татарской и до Ш.Бабича - в башкирской литературе она не смогла достичь такого совершенства, такой высокой художественности, как у Акмуллы. Именно сатира и явилась одной   из   причин  чрезвычайной   популярности   его   стихов.

 

А.И.Харисов справедливо утверждает, что «корни сатиры, начало художественного высмеивания в башкирской письменной литературе выходят к Акмулле», что «в литературе Поволжья и Урала до Тукая и Бабича не было поэта-сатирика, могущего заменить его. Даже в начале XX века имя Акмуллы являлось синонимом слова «смех». И выход в 1911-1916 годах в Троицке сатирического журнала «Акмулла» был явлением не случайным» (Харисов А. Литературное наследие башкирского народа. XVIII- XIX века. - Уфа, 1965. - С.348 (на башк. яз.)).

 

Огромна роль Акмуллы в демократизации литературного языка. Насыщенному арабизмами и фарсизмами литературному языку того времени он предпочитал живую разговорную речь народа - новое, жизненно-реальное содержание требовало соответствующей себе формы. Ведь, в самом деле, развитие искусства на демократической основе стало возможным лишь благодаря просветительской идеологии, что, в свою очередь, не могло не наложить отпечатка на литературный язык как на главное средство выражения поэтической мысли.

 

Акмулла был поистине поэтом-новатором. Его яркий талант, самобытная, полная сарказма поэзия была, по сути, первой мощной волной, ударившейся о скалы доселе неприступных, но уже одряхлевших феодальных правопорядков, религиозного фанатизма и средневековой схоластики - уродливых, архаичных форм общественных отношений. Поэтому его творения пронизаны страстным желанием помочь своему народу преодолеть тяготы беспросветного существования, желанием просветить   его.  

 

Поэтические   жемчужины   этого   поистине народного поэта, передаваясь из поколения в поколение и в рукописной, и особенно в устной форме, поныне служат предметом вдохновения и эстетического наслаждения. Многие известные поэты, пришедшие в литературу после Акмуллы, в своем творческом становлении испытали его благотворное влияние. Такую преемственность исследователи отмечают в творчестве великого татарского поэта Г.Тукая. А народный поэт Башкортостана М.Гафури, выдающийся поэт-сатирик Ш.Бабич, не говоря уже о менее известных поэтах начала XX века Ш.Тамъяни, Н.Юмрани и многих других, выросли и возмужали непосредственно в созданной Акмуллой поэтической школе.

 

Акмулла был и остается Учителем с большой буквы на все времена. Именно поэтому он оставил неизгладимый след в духовной жизни народа.

 

А.Х.Вильданов, кандидат филологических наук, доцент кафедры башкирской литературы и культуры БГПУ.

«Педагогический журнал Башкортостана», № 1, 2005.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer