Сцена седьмая

Сцена седьмая

 
Входят люди.
 
Вперед протискивается Исянгильде, грубо расталкивая людей. За ним идет Гафият.
 
Исянгилде (остановившись перед подполковником, он вне себя от ярости). Это что, правда, вы отпускаете этого истяка?
 
Ореньбургский. (внезапно, яростно). Па-атрудитесь обращаться по форме к старшему по званию! Вы мне будете указывать, как себя вести!
 
Исянгильде. К тебе еще обратятся по форме, тебе еще укажут, как себя вести!
 
Оренбургский . Ма-алчать, скотина! Провалил дело, так молчи!(уходит). Поручик, за мной!
 
Исянгильде в ярости оглядывается, не знает, на ком вымести свою ярость. Видит Шакура, бьет его плетью.
 
Исянгильде. Бездельник, ты мне ответишь!
 
Шакур вырывает из его рук плетку, бьет самого Исянгильде, валит с ног Гафията.
  
Шакур. Ты сам за все ответишь! Люди, послушайте меня! Знайте, что это Исянгильде нанял меня украсть ваших лошадей! Знайте все, и ты, Исянгильде, – теперь я буду воровать лошадей только у богатых и отдавать бедным! Я не знал, что это так весело! Прощайте!
 
Убегает.
 
Оренбургский (возвращаясь). Поручик, огонь по этому голодранцу!
 
Поручик. Цельс! Пли!
 
Но выстрелы летят мимо цели.
 
Оренбургский (смеется). Хазрет, видите, ваша идея о светлой цели просветила этого конокрада, и он круто поменял свою жизнь.
 
Акмулла. Если его учить, то он исправится, я верю в это! Не он, так его детям надо указать путь к светлой жизни!
 
Исянгильде. Этот ублюдок будет у меня кровью харкать, он у меня еще исправится! Мы с ним еще поговорим!
 
Оренбургский. Но прежде у меня есть к вам несколько слов. Вы арестованы, господин Мантикеев! Поручик, уведите его!
 
Исянгильде. Вы.. Вы не имеет права! Я князь малого жуза!
 
Оренбургский. Тем лучше! Я же не могу вернуться из похода без добычи, верно? К тому же на вас показал этот беглый   недоучка-конокрад, которого не сегодня мы поймаем и засадим в тюрьму и выбьем нужные показания! Адье!
 
Поручик уводит растерянного Исянгильде. Гафият скрывается в толпе.
 
Оренбургский. Ну что же, прощайте, хазрет! Даст бог, еще услышу ваше пенье!  
 
Акмулла. Зачем откладывать? Кто знает, что случится сегодня еще до захода солнца? Один аллах об это ведает! Лучше я спою сейчас. Вы тогда вернее запомните мои слова.
  
Поет.
 
Оренбургский отдает честь и уходит, за ним уходят солдаты.
  
Голоса. Афарин! Афарин!
 
Вали. Всю жизнь думал, что нет звуков прекраснее тех, что издает молот в добрых руках!
 
Гали. А я что лучше всех поет жаворонок, когда идешь по полям, чтобы попасть соседний аул и продать там два куска мыла!
 
Голоса. Что вы о своем да о своем? Хазрет, пойдемте с нами! Пора вам жить на родине! Позвольте поблагодарить вас, вы нас спасли! Мы перед вами в вечном долгу!
 
Акмулла. Спасибо вам, что вспомнили обо мне. Но я должен отыскать свою спутницу.
 
Гали. Она же с этим парнем ушла. С Давлетшой.
 
Вали. Ну да. По дороге в аул.
 
Гали. Так мы их догоним!
 
Акмулла. Я сам ее должен отыскать, сам с ней поговорить… Я уж как-то сам…
 
Голос. А что хазрет наш молчит, словно воды в рот набрал. Пусть скажет слово.
 
Голоса. Пусть скажет, пусть.
 
Нургали-хазрет. Что мне сказать, когда вы нашли себе другого поводыря? Промолчу. Еще придете спросить моего мнения, тогда скажу. Аллах еще даст мне сил и знания!
 
Сквозь толпу пробирается Давлетша.
 
Давлетша. А я скажу, скажу. С детства я жил словно в тумане. Ел, пил, спал. Словно и не жил, а тыкался, как курица в изгородь, не зная, что рядом калитка. А теперь словно пелена спала с глаз. Хазрет! Вы не должны от нас уходить. Останьтесь! Рядом с вами нам никто не будет страшен, рядом с вами жизнь такая ясная, такая чистая, без воровства и жульничества, без обмана. Рядом с вами разве кто-то посмеет нас обмануть! Ведь нам нужен кто-то, к кому мы могли бы прийти, целовать руки и плакать от горя и обид!
 
Акмулла. Мы еще встретимся, но не сегодня. Сегодня у меня горе, я хочу его избыть сам.
 
Давлетша. Возьмите меня в ученики, научите меня, но только не оставляйте! Мясо ваше, кости наши! Я согласен!
 
Акмулла. Нет, нет!
 
Вали. Я простой кузнец, мало что понимаю в жизни. Знаю одно – когда меня или брата моего Гали кто обидит, мы идем к людям. Поплачем и горе забывается. Останьтесь с нами, хазрет!
 
Гали. Когда меня ограбили в прошлом году у Лошадиной скалы, я думал, все, полезу в петлю! Спасибо, люди помогли. Оставайтесь с нами, хазрет!
 
Акмулла. Спасибо вам. Я вас догоню, завтра буду у вас!
 
Голоса. Мы ждем вас. Ждем! В гости обязательно! Я зарежу барана! Ты что такой умный один! Я тоже зарежу! И ко мне в гости заходите, Акмулла хазрет. И ко мне! А у меня чай индийский, полфунта, лежит в заначке, вкуснее не бывает! И у меня индийский!
  
Давлетша. Я все равно останусь с вами!
 
Люди уходят.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer