Сцена четвертая

Сцена четвертая

 Выстрел в воздух. Отовсюду появляются вооруженные солдаты. Они оттесняют людей вправо, почти за сцену. Вперед выходят Исянгильде и подполковник Оренбургский. За ними следует Гафият.
 
Исянгильде( яростно, возбужденно). Стреляйте, стреляйте, это же конокрады, они украли мои стада!
 
Оренбургский. Рота, цельс!
 
Вперед выходит Акмулла. Сарвар следует за ним.
 
Акмулла (уверенно). Здравствуйте, ваше превосходительство! Здравствуйте, Исянгильде-бай! С каких это пор вы стреляете в мирных жителей?
 
Исянгильде. Молдаке, Вы? Вы что здесь делаете?
 
Оренбургский. Позвольте, позвольте? Неужели сам прославленный сэсэн Акмулла стоит перед нами? Мы с вами встречались, дай бог памяти, два года назад в Оренбурге у губернатора Кржижановского! Каким ветром занесло вас в эти дикие края?
 
Акмулла. Спасибо, что не забыли. Думаю, наш разговор будет приятнее, если солдаты опустят ружья.
 
Оренбургский. Да, конечно. Рота, отставить! Вольно! Нет никакой опасности!
 
Исянгильде. Как нет! Ведь это же конокрады! Они угнали мои стада! Разогнали моих людей!
 
Акмулла. Думаю, что это легко проверить. Достаточно сверить, как клеймены животные, и какие у каждого из этих людей тамги. Тогда все сразу станет ясно, не так ли, Исянгильде-бай?
 
Исянгильде. Я пойду проверю, я не верю никому на слово. ( делает знак Гафияту. Они уходят).
 
Оренбургский. Так что же привело вас в эти дикие края, многоуважаемый сэсэн?
 
Акмулла. Меня пригласили на праздник, только и всего.
 
Оренбургский. Праздник, только и всего? Да, понимаю. А по какому случаю праздник? Надеюсь, не по случаю угона скота? Как это у вас называется- барымта? 
 
Сарвар. Свадьба.
 
Оренбургский. О, ваша дочь говорит по русски?
 
Сарвар. Я выхожу замуж, а Акмулла –молдаке будет читать нам никах .
 
Акмулла молчит, пораженный.
 
Оренбургский. А кто же жених?
 
Сарвар идет к толпе, вытаскивает за руку Давлетшу.
 
Сарвар. Вот он.
 
Оренбургский. Ну что же, начинайте, я очень люблю обряды инородцев. В них столько своеобразной красоты.
 
Акмулла подходит к Сарвар.
 
Акмулла. Сарвар, что ты делаешь?
 
Сарвар(быстро, отводя глаза). Это для отвода глаз, пусть они поверят, что здесь нет ничего такого. Ты же знаешь Исянгильде-бая, он чтобы получить скот, ни перед чем не остановится.
 
Акмулла. Но ведь ты моя жена.
 
Сарвар. Талак10, талак, талак! Вот уже и не жена! Не беспокойся, завтра я скажу талак этому юнцу и вернусь к тебе, муж мой.
 
Акмулла(заинтересованно, не веря своим ушам)). И ты будешь со мной наконец ласковой?
 
Сарвар (воодушевленно).Да, муж мой!
 
Акмулла(оживленно). Ну хорошо! (Давлетше) Ты должен сыграть роль жениха, ни о чем не спрашивай, на все отвечай да. Где твой товарищ?
 
Давлетша. Он мой дядя. ( показывает).
 
Акмулла подходит   к Шакура.
 
Акмулла. Я сказал им, что здесь свадьба. Как будто мы женим твоего племянника. Ты будешь ему посаженым отцом. Иначе нам не спастись. Или, может, ты хочешь ускакать на деревянном коне прямиком в рай?
 
Шакур. Да, конечно. Спасибо, спасибо! Век этого не забуду!
 
Акмулла подходит к людям.
 
Акмулла. Люди, сыграем свадьбу, пусть солдаты думают, что все мы здесь обрались ради этого!
 
Разыгрывается свадьба, выход невесты и жениха, чтение никаха, танцы.
 
Оренбургский. Весело, хорошо, молодцы!
 
Вали подходит к Акмулле.
 
Вали. Извините, почтеннейший, русский офицер назвал вас Акмуллой. Неужто вы и есть сам прославленный наш сэсэн?
 
Акмулла. Да, это я.
 
Вали. Люди, это же сам Акмулла!
 
Голоса. Акмулла! Акмулла!
 
Акмулла. Да, это я. Счастлив видеть вас в добрый час, в минуту, когда радость вернулась к вам. Рад, что посветлели ваши лица! Так не дайте более тьме невежества и легковерия замутить ваш разум! Будьте привержены к свету знания, свету мудрости! 
 
Поет баит «башкиры мои надобно учиться».
 
 
Появляется Исянгильде, за ним идет Гафият.
 
Исянгильде (в бешенстве). Перехитрил ты меня, истяк11! Именем своим прикрыл этих жалких людишек, это отродье дьявола! Когда б не ты, перестрелял бы их всех и забрал скотину!
 
Вали. Ты сам отродье дьявола, бешеный волк! Попадись ты мне в чистом поле!
 
Исянгильде(удивленный таким ответом). Да, не зря говорят, когда пес жиреет, начинает кусать ногу своего хозяина.
 
Вали. Ты не мой хозяин, я свободный человек!
 
Исянгильде. У каждого, у каждого из вас есть хозяин, на кого вы работаете, на чьей земле живете, кому доход приносите! А я над вашими хозяевами хозяин, все равно вас всех в бараний рог скручу!
 
Вали. Мы, башкиры, живем на своей земле, пасем свою скотину. Второй раз нас не обманешь!
 
Исянгильде. Ну так недолго вам жить на своей земле и пасти свою скотину! Вы еще обо мне вспомните! Ладно, истяки! Пока ваша взяла! Давай! Веселитесь, конечно! Все равно это выйдет вам боком, потому что вы мои рабы. Еще умоетесь кровавыми слезами, еще заплачете от горя, оплакивая своих мертвецов! И только вот этот (показывает на Акмуллу) будет радоваться, потому что мертвецы – это его хлеб. Не зря говорят – там, где трава растет, бык жиреет, где мертвец, там мулла жиреет!
 
Акмулла (спокойно). Правда твоя, Исянгильде-бай - там, где трава растет, бык жиреет, где мертвец, там мулла жиреет. Но только когда тощает мулла, черепа таких, как ты, негодяев, грызут в степи собаки!
 
Исянгильде. Ну так я сделаю так, что твою голову собаки сгрызут. (по-русски) Ваше превосходительство господин полковник, имею честь сделать заявление – человек, который называет себя Акмулла, не тот, за кого себя выдает! Он не казах, он беглый истяк, башкир, что вот уже тридцать лет скрывается в казахских степях от кантонной службы.
 
Оренбургский. Это правда? (По башкирски). Я поклонник вашего таланта, почтеннейший сэсэн, и не против, если вы опровергнете это утверждение. Уважаю поэтов, в юности сам хотел стать литератором, да не судьба…
 
Исянгильде. Подполковник, я и не знал, что вы говорите по башкирски.
 
Оренбургский. Вы многого обо мне не знаете, господин Мантикеев. (Акмулле). Ну так как?
 
Акмулла молчит.
 
Вали (Шакуру). Что он у него спрашивает?
 
Шакур. Он спрашивает, кто он такой - башкир или казах?
 
Вали. А что в этот такого?
 
Шакур. Если он башкир, его арестуют за нарушение закона о кантонной службе.
 
Гали. А, ну да! Он должен был служить в кантоне, как все башкиры! Но кантонов ведь уже нет!
 
Шакур. Ну и что – тогда получается, что он не тот, за кого себя выдает, самозванец, мошенник под чужим именем!
 
Акмулла. Я башкир, сын муллы Камалетдина, родом из деревни Туксанбаево Куль-ильминской волости Белебеевского уезда Оренбургской области.
 
Голоса. А!
 
Оренбургский. Я вынужден вас арестовать. Поручик!
 
Выходят солдаты, арестовывают Акмуллу.
 
Конец первого действия

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer