Сцена третья

Сцена третья

 
Из кустов появляются Шакур и Давлетша.
 
Гали. Да ведь это же Шакур-езни8! Ты что тут делаешь?!
 
Шакур. Аллах нас с племянником отправил в ад, вот, пытаюсь вымолить прощение у него.
 
Вали (он сменил гнев на милость). Все твои грехи - это когда ты на копейку обсчитаешься, когда к нам товар привозишь! И то обычно в нашу пользу! Что, опять к нам? Только рановато, недавно же только от нас уехал!
 
Гали. Жена не нарадуется на твой сатин. Сшила себе новое платье! Ты молодец, хороший торговец. Еще ни разу нам ничего плохого не подсунул!
 
Шакур. На копейку обсчитывать – это не мой размах! Да и грех не мой. Была у нас с племяшом четверть самогона, в оплату взяли.
 
Вали. Ее, что ли, грех?
 
Шакур. Ну да. (интимно) Знаешь, Вали, друг, как можно сделать богоугодное дело и за это попасть в ад?
 
Вали. И как?
 
Шакур. А так! Когда выпьешь, душа становится чистой и безгрешной, как у ангела, и сразу же отправляется в рай. А тело, оставшись без хозяина, тут же начинает грешить. А за эти грехи потом Газраил отправляет тебя в ад. Вот почему по утрам болит голова.
 
Гали( поддерживает шутку). Что же душа твоя не прикрикнет на грешное тело, мол, угомонись?
 
Вали. Или духу не хватает?
 
Шакур. Да как попадает душенька в рай, сразу начинает малость побаиваться, ведь все вокруг вершится по велению аллаха, значит, не надо вмешиваться, живи, как живется. Это, как рассказывают, однажды сват со сватьей договорились ночью, как все в юрте уснут, помиловаться. Сватья-то и должна была голос подать, мол, воды, воды!
Ночь настала, все угомонились, сватья жалобно так голос подала, тут к ней сват присуседился и давай свое дело делать.
А на грех одна старушка зубами мучалась и все видела. С утра стала жаловаться на зубы-то, а ей говорят, что же ты лекарства не попросила? А она только руками всплеснула: тут одна воды хотела, с ней такое вытворяли! А если бы я лекарства попросила, меня бы совсем кончали!
 
Все смеются.
 
Шакур (довольный таким оборотом дела). А не собираетесь ли вы чаю попить, мусульмане? Мы с племянником с удовольствием бы к вам присоединились! Что-то в горле совсем пересохло! Да и голова тоже внимания требует!
 
Вали. Веселый ты человек, Шакур! Живешь легко! Но сегодня нам не до веселья. Воры украли у нас коней, всех наших коров и овец. И вот мы идем по дороге, как самые последние нищие, нечем даже себя угостить, не то, что гостей.
 
Давлетша (бесхитростно). А вот тут за леском стоят какие-то пастухи с огромным стадом. Они нас вчера бараниной угостили, такие добрые. Они и вас, наверное, угостят.
 
Вали. Где они?
 
Голоса. Где они? Сколько их?
 
Давлетша. Да вон за тем леском, шагов сто отсюда. Их человек пять.
 
Все мужчины в страшном возбуждении убегают туда. Шакур укоризненно смотрит на Давлетшу, но молчит. Акмулла и Сарвар переглядываются. Нургали хазрет остается с ними. Он громко молится.
 
Голоса женщин. Тут в округе никто не пасет, кроме нас. Кто это может быть? А вдруг это наши? Да нет, угнали уже наверное далеко!
 
Издалека слышатся крики, шум.
 
Нургали-хазрет (нетерпеливо). Да что же это там такое?
 
 
Шакур делает знаки Давлетше, что надо уходить.
 
Давлетша. Что вы сказали, Шакур-агай9?
 
Все оборачиваются к ним.
 
Шакур (делая вид, что ничего не случилось). Да нет, ничего.
 
Вбегает Вали.
 
Вали. Там… там..
 
Голоса. Ну что там?! Что случилось?
 
Вали. Там…там.. ( не в силах что-то сказать, плачет).
 
Вбегает Гали.
 
Гали. Там… там..
 
Голоса. Что там? Что?
 
Гали. Там…там…
 
Падает рядом с братом, плачет.
 
Голоса. Ну что там!!!?
 
Вали (поднимает лицо). Там все наше стадо. Наши кони, коровы, овцы…
 
Шакур. А конокрады?
 
Вали. Они убежали…
 
Нургали- хазрет. Люди! Аллах услышал наши молитвы! Радуйтесь!
 
Акмулла. И потому нет уже больше нужды идти в Турцию!
 
Сарвар. Молдаке, не стоит, не лезьте вы в эти дела!
 
Вали. Какая теперь Турция! Какая Турция! На родной земле …
 
(плачет).
 
Все предаются веселью, радуются как дети, обнимаются. 

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer