Сцена вторая

 

Сцена вторая
 
Акмулла и Сарвар застигнуты врасплох- входят люди с пожитками - молодые и пожилые, среднего возраста и дети, мужчины и женщины. Они очень устали, оттого сразу валятся с ног.
 
Вали (зло). Всю жизнь, всю жизнь мечтал повидать дальние страны! Отца нашего ругал, что взял меня в подмастерья, сделал кузнецом! Какой же я был дурак!
 
Гали. Вот, вот, а меня ругал, мол, болтаешься черт знает где, завидовал, что к аулу я не привязан! Будешь теперь знать, каково это – по земле ходить! Не зря говорят, дорожные муки- муки ада. 
 
Мальчик. Мама, мама, а куда это мы пришли?
 
Женщина (неохотно, устало). Это мельница Насры.
 
Мальчик. А кто это?
 
Женщина. Здесь когда-то жил человек по имени Насры. Он любил праздники и потому забросил свою мельницу. Она и развалилась, а он умер с голоду.
 
Мальчик. А почему он умер?
 
Женщина. Потому что праздники бывают редко, а жить надо каждый день.
 
Мальчик. А он был сэсэн, да? Ведь сэсэны бывают только на праздниках…
 
Женщина. Замолчи, негодник! Замучил меня своими вопросами! Жизнь и так тяжела, когда только придет конец моим мучениям! (плачет).
 
АКМУЛЛА. (видя, что на него и Сарвар никто не обращает никакого внимания, по-светски). Ассалям алейкум6, здравствуйте, башкиры!
 
Ему никто не отвечает.
 
Акмулла. Вижу, устали вы с дальней дороги! Отдыхайте, да благословит вас Аллах!
 
Вали (зло, негодующе). Какое тебе дело до нас! Иди своей дорогой!
 
Акмулла (скорее недоуменно, чем обиженно). Мусульманину всегда есть дело до мусульманина, тем более соотечественников! Три года я не видел Урала, скучая, вернулся в родные края. 
 
Вали. Кто ты такой, чтобы нас стыдить! (Встает, идет к Акмулле с угрожающим видом).
 
Гали (хватает его за руки, за плечи, пытается остановить). Брат Вали, успокойся, что ты ко всем встречным привязываешься? Они в наших бедах не виноваты. Вини не человека, вини судьбу, говорили предки.
Входит Нургали-хазрет со своими женами и детьми.
 
Нургали. Вали, опять ты к кому-то привязался! Аллах запрещает нам так яростно предаваться горю! Успокойся!
 
Вали (неохотно уходит, ему хочется на ком-то сорвать свое зло) Это вы, хазрет7, такой добрый, что всех прощаете. А может, он вор? Кто знает, что это за человек!
 
Нургали. (обращаясь к АКМУЛЛЕ). Простите его, почтеннейший, он не в себе. Позвольте Вас приветствовать!
 
Акмулла. Я не держу на него зла, просто понять не могу, что такого могло случиться, чтобы мусульманин забылся в своей приверженности к человеколюбию и почтительности к старшим!
 
Нургали-хазрет (обращаясь к сопровождающим). Располагайтесь здесь, отдохнем от дороги. ( АКМУЛЛЕ). Позвольте узнать, кого послал Вседержитель узнать о нашем горе.
 
Акмулла. Зовут меня мулла Мифтахетдин, сын Мухамедьяра. Учительствую в казахских степях. Еду с женой навестить родные края. 
 
Нургали. Я же буду Нургали-хазрет, сын Шигабутдина, указной мулла. Рад с вами познакомиться, уважаемый. Прошу Вас (они садятся). Горе постигло нашу деревню. Неизвестные воры украли все стадо коров, угнали всех лошадей. Так Аллах наказал нас за грехи наши! И вот, устыдившись этого, решили мы уйти в Турцию, жить там, среди мусульман, совершенствоваться в стремлении к Аллаху, чтобы он простил наши грехи!
 
АКМУЛЛА (с усмешкой). С каких это пор конокрады стали орудием Аллаха?
 
Нургали. Стыдитесь, почтеннейший, вам ли не знать, что наказания посылаются нам Господином всех миров! (накачивая себя, истерически). Или вы не верите в близкий конец света, в уничтожение всего сущего и Страшный Суд? (вскакивает). Никто, никто не избегнет Страшного суда! Смотрите, смотрите – как рушится мир, как с каждым днем исчезает то, что раньше казалось незыблемым, вечным, как брат идет на брата, как сын не признает родного отца, как властвуют над миром воры, беззаконники, человекоубийцы! Одно спасение нам - идти в святую землю, в Турцию, там, там встретит нас ангел Газараил, он отведет нас на страшный суд, чтобы мы смогли поскорее предстать перед ликом Аллаха!
 
Акмулла (с улыбкой, он понял, что за человек мулла). Если на то пошло, зачем же торопиться ему навстречу? Пусть Газраил сам придет в наши края. Может, по дороге он так натрудится, что не дойдет до нас и оставит в покое?
 
( все смеются).
 
Акмулла. Что вам сказать, люди, ямагат! Вся моя жизнь прошла на чужой стороне. Жил - богатства не нажил, а горя пришлось хлебнуть с лихвой. Должно быть, аллах и правду наказал вас. Только не скота лишил, а разума, что вышли в такой далекий путь - из пятисот только пятеро достигнут цели, уж поверьте, немало дорог я исходил в своей жизни.
 
Голоса. Что же нам делать, что же нам делать! И так пропадать, и так! Что же мы такие несчастные, за что нас наказывает аллах!
 
Сарвар (она любит лезть не в свои дела). Да что вы все ноете, мы ведь не одни на той поляне. Спросите у них тоже, может, они и знают, как помочь вашему горю!
 
Акмулла. Сарвар!
 
Сарвар. Молдаке, вечно Вы учите жить каждого встречного-поперечного. У них своя голова на плечах, пусть сами отвечают за свои ошибки, если они такие дураки!
 
Гали. А и правда, тут кто-то есть!
 
Вали (грубо обращается с людьми). А вот здесь еще один! А ну вставайте, пошел давай! Вы кто? Что тут делаете?

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer